Title Image

Современные аспекты профилактики и лечения гиперпластических процессов эндометрия в перименопаузе

Главная > Публикации > Гинекология > Современные аспекты профилактики и лечения гиперпластических процессов эндометрия в перименопаузе

Современные аспекты профилактики и лечения гиперпластических процессов эндометрия в перименопаузе

Профессор, д.м.н. И.Б. Манухин, профессор, д.м.н. А.Л. Тихомиров,

С.М. Шаркова, А.А. Кочарян

 

Гиперпластические процессы эндометрия являются распространённой гинекологической патологией, частота которой существенно увеличивается к периоду возрастных гормональных перестроек в перименопаузальном возрасте. Имея неодинаковую степень развития, гиперпластические процессы нередко становятся благоприятным фоном для возникновения предрака, а затем и рака эндометрия, что в течении многих десятилетий представляет важную медико — социальную проблему.

В настоящее время всё более актуальной становится проблема сохранения здоровья женщины перименопаузального возраста, что связано с увеличением средней продолжительности жизни, возрастающей доли женщин старшей возрастной группы среди населения.

Ещё 50 — 60 лет назад только 28% женщин доживали до возраста менопаузы и лишь 5% из них достигали возраста 75 лет. В настоящее время 95% женщин достигает периода перименопаузы, а 55% из них достигает 75 летнего возраста [3 7 12].

Современная демографическая ситуация в стране и мире такова, что 90% женщин проводят в постменопаузальном периоде треть своей жизни. К 2007 году 12% населения мира составляют лица старше 65 лет [3 7 12].

Термин перименопауза — означает период жизни женщины от первого нарушения регулярности менструального цикла до наступления аменореи.

Этот период характеризуется появлением биологических, клинических и эндокринных признаков прекращения менструаций. Паталогические маточные кровотечения среди женщин перименопаузального возраста составляют от 2 до 5% от всех гинекологических больных и являются достаточно распространенным симптомом, который наблюдается при различных патологических процессах эндометрия:

— гиперпластические процессы эндометрия,

— миома матки, аденомиоз,

— гормонально-активные опухоли яичников и их различное сочетание [4 9,10,].

У большинства женщин период перименопаузы (климактерический период) приходится на возраст 45 -50 лет. Кровотечения в этом возрасте именуются климактерическими, что подчеркивает их связь с возрастными изменениями в репродуктивной системе.

Особая роль в гормональной перестройке отведена гипоталямусу, с началом перименопаузы появляется лабильность менструального цикла, нарушение фазности менструаций, что обусловливает нарушение длинной обратной связи как на уровне гипофиза, так и гипоталямуса. Наиболее стабильная корреляция между ФСГ и ЛГ установленная в репродуктивном периоде, в перименопаузе отсутствует.

Со стороны функции яичников в период перименопаузы происходит снижение эстрогенов и прогестерона [4 .9, 10, 11, 13, 14].

Ряд авторов сообщает об отсутствии достоверных статистических различий содержания в крови пролактина, тестостерона и эстрадиола у здоровых женщин, как в репродуктивном периоде, так и в период перименопаузы [7 .12].

Продукция половых стероидных гормонов у женщин тесно связана с ростом фолликулов и гаметогенезом.

Гонадотропная функция гипофиза при физиологическом течении периода перименопаузы является разнонаправленной: уровень ФСГ и ЛГ повышается, а уровень пролактина снижается, что можно рассматривать как универсальную реакцию на резкое снижение функции яичников. При сравнении уровня содержания в крови гормонов: на 7 — 9 день цикла у женщин в перименопаузе ЛГ в три раза, а ФСГ в девять раз выше уровня содержания в крови здоровых женщин репродуктивного возраста, в соответствующие дни менструального цикла [13,14, 15].

Эстрадиол, обнаруживаемый в крови у женщин в перименопаузе, является в основном продуктом экстрагландулярного превращения андрогенов в эстрогены, что имеет важное значение для поддержания нормального гомеостаза.

Ароматизирующие фементные системы, способные превращать андростендион и тестостерон в эстрадиол, обнаруживаются главным образом в жировой ткани.

Ароматизация андростендиона происходит в стромальных и сосудистых клетках жировой клетчатки, а сами жировые клетки (адипоциты) активно захватывают его из плазмы и являются депо половых гормонов [4. 9,10].

Гиперпластические процессы, развивающиеся у женщин в период перименопаузы, имеют неодинаковую степень развития, иногда приобретают характер предракового заболевания.

Согласно классификации ВОЗ (Женева 1984 г .), выделяют три основных вида гиперпластических процессов в эндометрии:

— эндометриальные полипы;

— эндометриальная гиперплазия;

— атиптческая гиперплазия эндометрия.

В отечественных материалах обычно используется морфологическая классификация Б.И.Железнова ( 1973 г .), которая выделяет:

— железистую гиперплазию эндометрия;

— железисто — кистозную гиперплазию эндометрия;

— атиптческую гиперплазию эндометрия (диффузные аденоматозные изменения, очаговый аденоматоз и аденоматозные полипы).

Каждое из этих заболеваний может стать причиной кровянистых выделений у женщин в период перименопаузы.

Частота озлокачествления гиперпластических процессов эндометрия колеблется в достаточно широких пределах (0,25 — 50%) и определяется морфологическими особенностями заболевания, длительностью его рецидивирования, а также возрастом пациентки [1. 4,8].

В литературе данная проблема широко обсуждалась, детально освещены вопросы этиологии и патогенеза, диагностики и лечения гиперпластических процессов Несмотря на появление новых направлений в ведении больных с гиперпластическими процессами эндометрия в различных современных периодах , вопросы лечения данной патологии остаются одними из наиболее актуальных вопросов гинекологии, и ещё далеки от окончательного решения. Это обусловлено прежде всего сложным и неоднородным пато- и морфогенезом заболевания и индивидуальной чувствительностью организма к различным лечебным воздействиям [1. 4,].

Остается недостаточно изученной зависимость различных морфологических форм гиперпластических процессов эндометрия от нейро — эндокринных нарушений организма, таких, как позднее наступление менопаузы, клинический и субклинический сахарный диабет, ожирение, бесплодие, гипертоническая болезнь [8].

Разработка морфологических критериев индивидуальной чувствительности доброкачественных гиперпластических процессов и предрака эндометрия имеет важное практическое значение для оптимизации способа лечения, определения показаний к гормонотерапии, а следовательно и повышения эффективности профилактики развития и лечения предрака, рака эндометрия [1. 4,].

Практически все авторы едины в мнении, что изменение гормональных взаимоотношений играет роль в развитии пролиферативных процессов в эндометрии. Эндометрий, как «ткань мишень», испытывающий на себе влияние половых гормонов, чрезвычайно чувствителен к действию эстрогенов, оказывающих эффект на его структуру и функцию.

Эстрогены — основной фактор, вызывающий пролиферацию эндометрия, которая при отсутствии достаточного влияния прогестерона, прогрессирует в железистую и атиптческую гиперплазию.

К нарушению взаимоотношений между прогестероном и эстрогенами и к возникновению относительной гиперэстрогенемии приводит – ановуляция.

В перименопаузе в крови повышается уровень ФСГ и ЛГ, что оказывает стимулирующее действие на функцию яичников, которые отвечают повышенной продукцией эстрогенов, не компенсированных действием прогестерона. Следствием этого является нередкое сочетание гиперпластических процессов эндометрия с миомой матки и эндометриозом у женщин указанной возрастной группы [4. 7. 8. 13].

Доказано, что характер пролиферации эндометрия, обусловлен не только уровнем содержания в крови и соотношением гормонов, но и способностью эндометрия к их связыванию, — то есть количеством и качеством специфических рецепторов.

Можно полагать, что генетически обусловленный дефицит рецепторов прогестерона и рецепторов эстрадиола, либо нарушение этой рецепторной системы под влиянием различных патогенетических факторов являются одной из причин неэффективности гормонального лечения.

Между тем, в настоящее время не существует методик, позволяющих в клинических условиях осуществлять полноценную коррекцию нарушений рецепторного аппарата эндометрия. В клинической практике широко исследуется изучение фоновых и предраковых состояний эндометрия [3.7.12.].

Известно, что длительная пролиферация клеток эндометрия независимо от причины вызвавшую пролиферацию, облегчает реализацию онкогенного фактора [1.].

За последние 20 лет в России заболеваемость раком эндометрия (тела матки) выросла в два раза [7].

Это связано не только с увеличением средней продолжительности жизни, но и с нарастанием в популяции обменно — эндокринных заболеваний, таких как ановуляция, бесплодие, ожирение, гипертоническая болезнь, сахарный диабет [4].

Рост заболеваний раком тела матки требует не только усовершенствования методов лечения больных, но и в первую очередь усовершенствование возможной профилактики и лечения патологических заболеваний эндометрия на этапе его доброкачественных изменений.

Риск малигнизации в случае железисто — кистозной гиперплазии эндометрия (ЖГЭ) и полипов эндометрия составляет 1 — 2%, что позволяет отнести их скорее к фоновым заболеваниям нежеле к предраковым. В то же время у 55,9% больных раком эндометрия в перименопаузе обнаруживались полипы и железистая гиперплазия эндометрия [1.].

На основании только морфологических исследований невозможно составить прогноз риска развития ракового процесса, должен быть оценен фон, на котором возник пролиферативный процесс в эндометрии, то есть нейро — эндокринно — обменные нарушения в организме женщин, их возраст, гинекологический анамнез, клиническое течение, рецидивирование гиперплазии [1.].

Рецидивирующая гиперплазия эндометрия у женщин перименопаузального возраста, развивающаяся часто на фоне ожирения и гипертонической болезни, может быть отнесена к предраку.

В связи с известной зависимостью физиологической трансформации эндометрия от состояния гормональной регуляции, назначение гормональных препаратов для профилактики и лечения гиперпластических процессов эндометрия (ГПЭ) в перименопаузальном периоде считается патогенетически обоснованным.

В настоящее время здоровье, качество жизни и общий жизненный прогноз у женщин в период климактерия определяется прежде всего адекватностью и современностью лечебно — профилактических мероприятий, среди которых гормональная терапия играет большую роль [7].

Однако при отрицательном отношении пациенток к приёму гормональных препаратов в период климактерия, не стоит забывать и о возможности применении препаратов содержащих в своем составе фитогормоны и фитоэстрогены с целью возможной профилактики развития многих заболеваний развивающихся в этом возрастном периоде. «Данные препараты устраняют также раннюю вазомоторную и психоэмоциональную симптоматику, метаболические нарушения, явления остеопороза, сердечно — сосудистых заболеваний и других заболеваний, развивающихся в климактерии.» [7]

Лечебная тактика при гиперпластических процессах зависит от патоморфологической характеристики эндометрия, возраста, этиологии и патогенеза заболевания, сопутствующей генитальной и экстрагенитальной патологии.

Основным методом лечения гиперпластических процессов эндометрия в период перименопаузы, после оценки патоморфологического исследования, сопутствующей гинекологической и соматической патологии, является гормонотерапия с оказанием антиэстрогенного влияния на слизистую оболочку полости матки, с использованием препаратов, обладающих прогестероновой активностью — синтетические прогестины, «чистые» гестагены. Применяют их укороченными курсами, общей продолжительностью лечения 6 месяцев .

Назначению гормональных препаратов предшествует гистологическое исследование эндометрия, полученного в результате РДВ.

Использование в терапии препаратов прогестероноподобного действия (дюфастон, ЛРС «Мирена», норколут, прогестерон 1% и др.) обосновывается биологическими эффектами прогестерона.

Прогестерон предотвращает эстрогениндуцированное клеточное деление, и тем самым создает условия, при которых пролифирирующий эндометрий превращается в секреторный. Сущность биологического действия прогестерона проявляется в антиэстрогенном эффекте, который осуществляется двумя механизмами:

1 — уменьшение количества цитозольных рецепторов эстрадиола путем ингибирования их синтеза;

2 — прогестерон индуцирует 17в — гидроксистероиддегидрогеназу, которая превращает эстрадиол в менее активный эстрон.

Следует заметить, что реализация действия прогестерона и прогестероноподобных веществ на местном уровне возможна лишь при наличии достаточного количества рецепторов прогестерона. Гормональное лечение гиперпластических процессов эндометрия, проявляющихся маточными кровотечениями, проводится с целью достижения нескольких эффектов, которые связаны между собой:

1) остановка кровотечения;

2) прекращение патологической пролиферации эндометрия;

3) нормализация взаимоотношений в гипоталямо — гипофизарно — яичниковой системе.

Для достижения стойкого клинического эффекта лечение синтетическими прогестинами рекомендуется продолжать 6 — 12 месяцев [11.12].

Влияние гормонов на клетки реализуется посредством взаимодействия со специфическими рецепторами. Количество рецепторов зависит от концентрации соответствующего гормона и от количества стероидов других классов [9.10.].

Эстрогены стимулируют пролиферацию клеток эндометрия, развитие секреторного аппарата клеток и синтез рецепторов к эстрогенам и прогестерону [15].

В тканях мишенях эстрогены увеличивают концентрацию собственных рецепторов и цитоплазматических рецепторов к прогестерону и андрогенам. Прогестерон блокирует этот механизм, снижая, таким образом, количество рецепторов к эстрогенам.

Кроме этого, прогестерон ускоряет оборот ранее синтезированных рецепторов.

Рецептор прогестерона состоит из А и В субъединиц, в соотношении 1:1. Прогестерон обладает высоким сродством к своему рецептору. Эстрадиол, кортизол и тестостерон имеют незначительное сродство к прогестероновым рецепторам. Прогестерон не имеет сродства к рецепторам эстрогенов, но некоторые прогестины и их метаболиты взаимодействуют с эстрагеновыми рецепторами [15].

Эдометрий способен к стероидогенезу, вырабатывая на местном уровне эстрадиол и сульфат эстрона, пролактин, простагландины, андрогены, маркерные протеины. Кроме того он вырабатывает факторы роста — эпидермальный фактор роста, инсулиноподобный фактор роста (ИПФР) — 1 и 2, трансформирующие факторы роста 1-а и 1-в и их рецепторы [13, 16].

ИПФР — 1 и ИПФР — 2 структурно относятся к инсулину. Считается, что ИПФР, действуя через аутокринные и паракринные механизмы вызывает пролиферацию и дифференцировку клеток. В крови ИПФР находится в связи с белком — переносчиком, известно 6 белковых переносчиков (ИПФРСП). Наибольший интерес представляет ИПФРСП — 1, который синтезируется и секретируется в эндометрии во вторую фазу менструального цикла и прогестерон индуцирует его синтез.

Морфологические изменения эндометрия в секреторной фазе характеризуются отёком стромы, атрофией желез, децидуализацией стромы вплоть до полной атрофии функционального слоя и отсутствие митозов [16]. Наблюдается инфильтрация тканей лимфоцитами, плазматическими клетками и макрофагами, иногда возникает некроз стромы. Выявлены выраженные изменения со стороны сосудов эндометрия, заключающиеся в утолщении стенок артериол, тромбозе капилляров и уменьшении количества спиралевидных артерий.

Так, например, в результате проведенных исследований, посвященных влиянию левоноргестрела (производного 19 — нортестостерона), входящего в ЛРС, было выявлено значительное снижение эстрогеновых и прогестероновых рецепторов эндометрия [13, 14, 15].

Кроме того, в 1998г. Н.О.С ritchley и соавт. опубликовали исследования по изучению содержания прогестероновых и эстрогеновых рецепторов, А и В субъединиц и простагландин — дегидрогеназы в эндометрии на фоне применения ЛРС.

Полученные данные свидетельствуют о значительном снижении количества эстрогеновых, а также А и В субъединиц прогестероновых рецепторов.

При этом наблюдается более выраженная супрессия В субъединицы рецепторов к прогестерону. Кроме того, совместно с ингибированием прогестероновых рецепторов было выявлено значительное снижение уровня простагландин — дегидрогеназы. А также выявлено подавление синтеза, индуцированных эстрогенами и прогестероном ростовых факторов [15].

В противоположность этому зарегистрировано стимулирующее действие левоноргестрела, входящего в ЛРС на образование циклооксигеназы — 2, рецепторов к пролактину и белка, связывающего ИПФР — 1 и ИПФРСП – 1 [15].

Гестагеновому влиянию на ИПФР(1,2) и ИПФРСП — 1 посвящены многочислен-ные исследования, наибольший интерес из которых представляет работа Rutanen .

В ряде исследований были получены результаты, свидетельствующие о супресорном действии левоноргестрела на ИПФР- 1, одновременно с ингибирующим действием на ИПФРСП — 1 и ИПФР — 2.

Значимость данных исследований была обусловлена определяющей ролью ИПФР — как медиатора эстрогенового влияния на эндометрий. Кроме того, ИПФРСП — 1 является маркером прогестинового влияния на эндометрий, которое выражается в дециадулизации стромы и подавлении роста эндометрия.

Таким образом, ингибирование ИПФР — 1, по всей вероятности является одним из возможных молекулярных механизмов антипролиферативного действия левоноргестрела, входящего в состав ЛРС, на гиперплазированный эндометрий у женщин в период перименопаузы [14, 15].

Для оказания антиэстрогенного влияния на эндометрий, применяют также эстроген-гестагенные препараты (нон-овлон, ановлар и др.). К их применению существуют относительные противопоказания: хронический холецистит или панкреатит, тромбофлебиты, варикозное расширение вен и др. [4., 13].

Помимо гестагенов, эстраген-гестагенных препаратов, в настоящее время, для лечения гиперпластических процессов эндометрия у больных в период климактерия применяют антигонадотропины — даназол — производные 17а — этилтестостерона по 400-600 мг. ежедневно, гестринон или неместран — производные 19 — норстероидов по 2,5мг. 2 раза в неделю в непрерывном режиме в течении 6 месяцев. Эти препараты обладают выраженным антигонадотропным эффектом, способствуют подавлению функции яичников и, как следствие, вызывают гипоплазию и атрофию эндометрия, что наиболее актуально в позднем периоде климактерия [10.].

Сохраняется значимость включения гестагенов, норстероидов для лечения гиперпластических процессов в перименопаузальном возрасте, вследствие их эффективности и безопасности при кратковременных курсах лечения. При этом в каждом конкретном случае только врач, ориентируясь на индивидуальный статус пациентки, обязан четко определить целевые указания, которые должны быть решены при назначении конкретных гормональных препаратов, динамично отслеживая эффективность и безопасность гормонотерапии, в том числе гибко корректируя возникающие проблемы. (А.Н.Караченцев, Г.А.Мельниченко, 2003г.).

Из вышеизложенного следует, что выбор метода профилактики и лечения патологических процессов эндометрия осуществляется с учетом клинико — анамнестических данных, сопутствующей соматической патологии, наличия противопоказаний для проведения традиционной гормонотерапиии, нередко отрицательное отношение пациенток к приему гормональных препаратов, а также органосохраняющее направление в современной медицине, обусловливает необходимость разработки новых подходов к профилактике развития и лечения гиперпластических процессов эндометрия.

Messenger
Whatsapp

Для отправки сообщения в WhatsApp нажмите на телефон:

+79778851738

Phone

Для вызова нажмите на телефон:

8-800-234-34-34

Email

WordPress Lessons